USD ЦБ — 56,76 руб. +69 коп.
EUR ЦБ — 63,67 руб. +66 коп.
RSS
ПравдеВглаза.ру » Новости России » Капитуляция Игоря Сечина: конец «нефтяного Газпрома»

Капитуляция Игоря Сечина: конец «нефтяного Газпрома»

21 марта 2017
//
//
15 марта 2017 года Арбитражный суд Москвы принял отказ ПАО «АНК «Башнефть» от искового заявлении к ПАО «Транснефть». Иск был подан из-за разногласий, возникших при заключении договора об оказании услуг по транспортировке нефти.

Это был последний акт затянувшейся аферы Игоря Сечина по созданию «Нефтяного Газпрома».

Опасный и мстительный государственник


В 2012 году в СМИ появились предположения о намерении Игоря Сечина создать под своей эгидой «Нефтяной Газпром», включив в него ряд независимых нефтяных компаний и «Транснефть».

У аналитиков были основания для таких предположений, так как еще в 2011 году (по данным «Форбс») глава фонда UCP Илья Щербович начал скупать привилегированные акции «Транснефти». По общепринятой версии деньги на скупку акций Илье Щербовичу дал Игорь Сечин.

Скупать акции в 2011 году не было никакого экономического смысла − дивиденды мизерны, заметный рост стоимости акций начался только в конце 2014 года. Это сейчас Щербович уверяет, что он прозорливо разглядел рост их стоимости с 40 тыс. рублей в 2011 году до 230 тыс. в январе 2016 года. В 2011 году к росту стоимости акций не было никаких оснований.

К концу 2015 года, по информации РБК, Щербович скупил 1,1 млн префов компании (около 71% привилегированных акций) на сумму более миллиарда долларов. Такими суммами и в таких объемах биржевые игроки не рискуют, скупка акций явно шла на чужие деньги для чужих целей.

Поскольку в данной истории Илья Щербович играет существенную роль, расскажем подробнее об этом персонаже. Илья Щербович в 2012/2013 годах входил в совет директоров «Роснефти». Если Сечин согласовал кандидатуру Щербовича летом 2012 года, то знаком с ним он должен быть как минимум с 2011 года. «Форбс» приводит слова Сечина: «Если Щербович прыгнул в окно, можно смело сигать за ним, там точно деньги есть. Он шагу не ступит, чтобы не заработать». Дать такую характеристику можно только при близком знакомстве с человеком.

О том, что фонд Щербовича UCP считается дружественным главе "Роснефти" Игорю Сечину, писал «Коммерсант». В публикациях Щербовича неоднократно называли «кошельком Сечина». Это вообще фигура с очень занятной биографией, которую даже подозревают в шпионаже.

В начале 2013 года Игорь Сечин попробовал начать атаку на «Транснефть», предложив провести допэмиссии акций трубопроводной монополии в пользу «Роснефти», но попытка не удалась. Все понимали, что «нефтяная монополия» убьет рынок нефти и большинство независимых нефтяных компаний.

Тогда, в 2013 году, об Игоре Сечине еще можно было писать правду безнаказанно для СМИ. В статье «Вот вам, ребята, новый Сталин» обозреватель АПН Евгений Савоев писал, что только Игорь Сечин способен «взлететь на капитанский мостик». «Безжалостность ко всем, особенно к друзьям, - этого от него будут ждать, и только этим он сможет удержаться в неизбежной буре», - писал Савоев.

Ему вторило австрийское издание Die Presse, называя Сечина хитрым государственником, чуждым идей рыночной экономики и частных предприятий. Сайт WikiLeaks признавал Сечина опасным, мстительным, способным употребить власть в своих интересах. Этот факт подтверждает и наличие у Игоря Сечина места в списке 100 самых влиятельных людей мира, составленном тогда The Time. Владимира Путина в этом списке нет. «Игорь Сечин собирается сделать то, что Борису Березовскому оказалось не под силу – из «серого кремлевского кардинала» превратиться в легитимного правителя страны», − писал политолог Михаил Тульский. А «МК» назвал Сечина «секретным вице-президентом».

Забавно до холодного озноба, что сравнение Сталина и Сечина сейчас стало обыденным .

Для начала посветили «Прожектором»

Готовить новую атаку на «Транснефть» после неудавшейся попытки 2013 года Сечин начал в 2015 году.

В конце августа 2015 года ООО «Прожектор» , собственник 141 привилегированной акции «Транснефти» (0,0019% капитала), имеющее все признаки фирмы-пустышки, потребовало от «Транснефти» предоставить более 1000 заверенных печатью общества копий документов, в том числе всех заключенных в период с 1 января 2011 г. гражданско-правовых договоров на транспортировку нефти и дополнительных соглашений к ним. Представитель «Транснефти» заявил по этому поводу «Ведомостям»: «Такой беспрецедентный объем одновременно запрошенных документов с учетом крайне незначительного принадлежащего акционеру пакета акций, не имеющего возможности каким-либо образом влиять на управление «Транснефтью» и извлекать соответствующую прилагаемым усилиям материальную выгоду от владения несколькими ценными бумагами, указывает на отсутствие законного интереса в получении информации, умышленном создании дополнительных трудностей в деятельности компании».

«Транснефть» документы предоставить отказалась, и «Прожектор» 15 октября 2015 года обратился в Арбитражный суд Москвы с требованием признать привилегированные акции компании голосующими. Истец посчитал, что «Транснефть» выплачивает дивиденды не в полном размере, намеренно занижая размер прибыли компании. В СМИ появилась информация, что за «Прожектором» стоял глава фонда UCP Илья Щербович. Была предана огласке схема цепочки компаний от «Прожектора» к UCP.

В июле 2016 «Прожектор» отказался от иска якобы потому, что продал свои акции.

Щербовича поставили в авангард

Похоже, что собственники «Прожектора» не внушали особого доверия Сечину (что впоследствии и подтвердилось), и глава «Роснефти» приказал вступить в игру самому Щербовичу.

В декабре 2015 года фонд UCP направил президенту «Транснефти» Николаю Токареву три письма с требованием предоставить документы о сделках компании с производными финансовыми инструментами в 2014–2015 годах (только в 2014 году на этих сделках компания потеряла 75,3 млрд руб.), а также подробно раскрыть информацию о финансовых активах компании и операциях за этот период. «Транснефть» отказала в предоставлении информации, и в начале февраля Ильи Щербовича подал в Арбитражный суд Москвы два иска к трубопроводной монополии с аналогичными требованиями. До подачи исков Щербович, явно играя в свою собственную игру, пытался продать свой пакет «Транснефти» за $2,9 млрд. Информация об этом просочилась в СМИ только в июне.

В марте 2016 года UCP подал к «Транснефти» еще один иск на 97,2 млн руб. В UCP посчитали, что монополия неправильно начислила дивиденды за 2013 год по привилегированным акциям.

Всего за 2016 год UCP подал пять исков к «Транснефти». Два из них касались запросов документов о финансовых сделках, еще в двух UCP требовал от «Транснефти» увеличить размер дивидендов за 2013 и 2015 гг. И в последнем фонд оспаривал изменения в уставе «Транснефти». Как полагал UCP, изменения ограничивали владельцев привилегированных акций в правах на промежуточные дивиденды.

Игорь Сечина не постеснялся подключить к атаке на «Транснефть» даже государственный «Роснефтегаз». Как стало известно «Коммерсанту», дочерняя компании "Роснефтегаза" купила пять привилегированных акций "Транснефти" и запросила у трубопроводной монополии те же конфиденциальные документы по сделкам за последние три года, что и конфликтующий с ней фонд UCP Ильи Щербовича.

Феоктистов потренировался на Улюкаеве

Весь 2016 год юристы «Транснефти» провели в судах по искам Ильи Щербовича. Одновременно в СМИ была развернута кампания черного пиара против руководства «Транснефти».

Работу по дискредитации «Транснефти» и лично ее руководителя Николая Токарева вел штаб, созданный в январе 2016 года по указанию Игоря Сечина. Ответственным за информационное давление на «Транснефть» был назначен пресс-атташе Михаил Леонтьев. На реализацию плана публикаций в СМИ отрицательных имиджевых текстов в отношении «Транснефти» было выделено $225 тыс. Основная часть денег на оплату черного пиара проходила через Щербовича.

Осенью Игорь Сечин решил, что почва для заключительного удара готова. Осуществить финальную атаку на трубопроводную монополию он пригласил своего давнего протеже, скандально известного (например, арестом кировского губернатора Никиты Белых) генерала ФСБ Олега Феоктистова, который в сентябре 2016 года был назначен начальником службы безопасности «Роснефти».

На Феоктистова и его зама Игоря Демина была возложена задача организовать задержания хотя бы на пару недель топ-менеджеров трубопроводной монополии за технологические потери при прокачке, квалифицировав их через подконтрольных следователей как хищения нефти. Итогом операции должны были стать обыски в офисах «Транснефти», допросы ее топ-менеджеров, маски-шоу, скандал в СМИ вокруг компании, достаточно мощный, чтобы привлечь к нему внимание общественности и руководства страны. Дальше − по давно отработанной схеме – предполагалось поставить вопрос о смене руководителя «Транснефти» и его команды на своих людей. Претендентом на место Токарева называли нынешнего гендиректора «Зарубежнефти» Сергея Кудряшова.

Как опытный оперативник Олег Феоктистов понимал, что свалить Николая Токарева будет непросто − это человек, который много лет был лично знаком с Владимиром Путиными по работе в ГДР. Ему президент доверил строительство системы ВСТО, когда стройка практически остановилась из-за воровства прежнего руководства.

Феоктистов предложил сначала провести «разведку боем» − «завалить» кого-либо из достаточно близкого окружения президента, чтобы проверить его реакцию. «Прокатит»? − значит можно забирать круче. Так в качестве подопытного кролика был выбран Алексей Улюкаев. Все комментаторы высасывали из пальца версии случившегося − абсолютно никакого смысла и никакой необходимости в аресте министра не было, все предложенные выглядит просто «смешными». Но арест Улюкаева создавал почву для последующего уголовного дела против Токарева.

В СМИ была вброшена версия, будто Улюкаев выпрашивал взятку. Министр якобы пожаловался главе ВТБ Андрею Костину на отсутствие благодарности от Сечина за оформление сделки по продаже «Башнефти» и угрожал в будущем «чинить препятствия» «Роснефти». По нашему мнению, версия была выдумана, чтобы оправдать перед обществом арест. Улюкаев действительно хотел бы получить благодарность от Сечина и раздать традиционные премии сотрудникам, и проговаривался об этом в разных местах. Мог проговориться и Костину, но совершенно невероятно, чтобы такой опытный аппаратчик произнес слова «чинить препятствия». Более правдоподобна версия, что, наоборот, Андрей Костин участвовал в заговоре Игоря Сечина и Олега Феоктистова и сам сообщил Улюкаеву о подготовленной взятке. Участие Андрея Костина в заговоре вполне объяснимо − он по уши вляпался в кредит на $4 млрд ННК Эдуарда Худайнатова по просьбе Игоря Сечина. Вернуть этот кредит Худайнатов не может. Под Костиным качается кресло, и хорошие отношения со всемогущим Сечиным ему очень нужны.

Штыковая атака из-под Деда Мороза

Открытую войну с «Транснефтью» Игорь Сечин начал под Новый год. «Роснефть» (и «Башнефть») отказалась подписывать договора на прокачку нефти на 2017 год.

ПАО НК «Роснефть» во вторник 27 декабря обратилось в суд с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер до предъявления иска в порядке ст. 99 АПК РФ. «Транснефть» об иске извещена не была. На следующий день суд в составе судьи Ламоновой Т.А. вынес «Определение о принятии обеспечительных мер» по иску. Вопреки своим же регламентам суд вынес вердикт о том, что «Транснефть» должна исполнить неподписанный с «Роснефтью» договор на прокачку. Обращение «Транснефти» к председателю Верховного суда РФ В.М. Лебедеву с просьбой разобраться, как это могло произойти, осталось без ответа. «Транснефти» было отказано и в отводе судьи, принявшей очевидно неправовое решение в пользу «Роснефти».

Иск к «Транснефти» Игорь Сечин мотивировал якобы завышенным уровнем потерь при транспортировке. Но «Роснефть» не стала подписывать договор и на перекачку нефтепродуктов, хотя потерь там для компании вообще нет.

Январь 2017 года − высшая точка атаки Игоря Сечина против трубопроводной монополии и ее главы Николая Токарева. Карманный институт Сечина «Энергетики и финансов» выпустил под занавес 2016 года доклад, в котором «камня на камне» не оставил от «Транснефти», правда, все уважающие себя издания давать информацию об этом сомнительном труде не стали. Многочисленные эксперты с серьезными лицами публиковали компромат на «Транснефть». Арбитражный суд разбирал дело о потерях нефти в нефтепроводах…

И вдруг все разом рухнуло!

Команда «брэк», а тут и деньги кончились

6 февраля «Ведомости» сообщили о продаже ННК Эдуарда Худайнатова.

7 февраля фонд UCP Ильи Щербовича попросил суд отложить рассмотрение иска к «Транснефти» по дивидендам за 2013 г. (в этот день полной ясности о ситуации у Щербовича еще не было). Суд перенес заседание на 13 марта, когда иск был отозван окончательно.

13 февраля UCP отозвал еще один иск к «Транснефти» с требованием предоставить документы о сделках «Транснефти» во время девальвации рубля (Щербович понял – все кончилось).

17 февраля − «черный день» Игоря Сечина:

- «Роснефть» отозвала иск к «Транснефти» по поводу транспортировки сырья и подписала договор на прокачку на условиях, аналогичных условиям предоставления услуг по транспортировке нефти для всех грузоотправителей. Аналогично поступила «Башнефть»ФАС облегченно вздохнули);

− глава «Роснефти» подписал письмо в адрес министра Новака, в котором соглашался, что применяемая в настоящее время методика расчета нормативных потерь нефти – единственно правильная на сегодня.

− в СМИ дружно прекратилась компания клеветы в адрес менеджеров «Транснефти»;

− пересох ручей «эпистолярной экспансии» главы «Роснефти» в виде потока жалоб и слезниц руководству страны для получения эксклюзивных условий.

В СМИ случившееся объяснили мудростью президента, который дал команду «брэк». В другой ситуации Игорь Сечин мог бы и поупрямствовать, но у него еще не прошел шок от знакомства с реальным положением дел в компании − «Роснефть» банкрот.

О катастрофической ситуации с финансами свидетельствует, прежде всего, продажа ННК − запасного аэродрома, который Сечину готовил Худайнатов (ННК существует на деньги «Роснефти»). Такие проекты продаются в самых крайних случаях. Дополнительный штрих − Илья Щербович стал отзывать свои иски к «Транснефти», это значит, что Сечин перестал оплачивать ему адвокатов на процессах. Абсурдность исков Щербович прекрасно понимал с самого начала.

Сечину доложили, что у компании не хватает сырья для выполнения экспортных контрактов. «Нефть для покрытия всех обязательств перед покупателями «Роснефть» каждый месяц набирает "по нитке", − цитирует «Форбс» слова своего источника. Согласно отчету компании за 2016 года добыча сырья (без добычи газа и «Башнефти») выросла за год на 0,5% − и это в условиях требований к руководителям добычных компаний увеличить добычу едва ли не под страхом смертной казни.

По данным годового отчета чистая прибыль в 2016 году рухнула в два раза, а чистый долг вырос с 45,6 до 59,1 млрд долл. Компания в 2016 году выплатила 1741 млрд рублей до краткосрочным и долгосрочным кредитам при операционной прибыли в два с половиной раза меньше − 662 млрд рублей. Чудо стало возможным за счет новых займов − в рублях компания заняла 2359 трлн. Сечин строит долговую пирамиду!

Из годового отчета, кстати, понятна одна из причин атаки на «Транснефть»: расходы на транспортировку сырья в «Роснефти» составляют 575 млрд рублей. Когда каждый миллиард на счету, это серьезная величина, с которой можно «поиграть» в отчетах. Поглотив «Транснефть», Сечин смог бы еще на 2-3 года оттянуть финансовый крах «Роснефти».

Конечно, завтра и послезавтра «Роснефть» не разорится. При таких масштабах компании тянуть с крахом можно очень долго при умелой игре с цифрами и путем наращивания долга. А при неумелой, или если перекроют кредиты, − все может рухнуть в любой момент.

В России прозорливые журналисты. Вот что писал «Бабр.ру» в декабре 2013 года в статье «Нефтегазовый кровопийца - Игорь Сечин»: «Пока есть деньги, Сечин прокачивает «Роснефть» как может, требуя все новые средства для покупки своих «милых игрушек» (см. «ТЭК.Стратегия и инновации», тематическое приложение к газете «Коммерсантъ», пятница 27 июня 2014 №109 – ред.). Известно также, что не существует четко прописанной долгосрочной стратегии с целевыми показателями и путями их достижения у госкомпании, или, во всяком случае, о ней не известно ни общественности, ни аналитикам, ни инвесторам. По всей видимости, «Роснефть» бросят высосанной до последней кровинки в целях поиска новых денежных источников».

А ведь тогда еще не было провальных проектов в Венесуэле и требований «остановить добычу». Не было бессмысленной покупки индийского НПЗ. Не было приобретения у ENI 30%-й доли в концессионном соглашении на разработку газового месторождения «Zohr» в Средиземном море, где газ находится на глубине до 4 км с сомнительной перспективой экспорта (то-то ENI с удовольствием продает доли в участии российских лохам). Не было бесперспективных (как минимум, на ближайшее десятилетие) шельфовых проектов. «Загрести все» − таким девизом руководствуется «серый кардинал» Кремля, удовлетворяя свой комплекс неполноценности от многолетних нереализованных амбиций.

Эпилог со сожжением

Все описанное выше − цветочки по сравнению с тем, что случилось 7 марта 2017 года. Свидетели рассказывают, что Игорь Сечин около 10.30 утра сел в машину и поехал в сторону Большого Москворецкого моста. Через полтора часа он вернулся, сразу прошел к себе в кабинет и вызвал секретаря.

Игорь Сечин продиктовал секретарю приказ об увольнении Олега Феоктистова и его зама Игоря Демина. Все было сделано настолько стремительно, что не успевший еще опохмелиться пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев назвал сообщение об увольнении «бредятиной». Но оно оказалось правдой. В тот же день Феоктистов был уволен из ФСБ. Бедняга так и не посидел в отделываемом для него с особым шиком кабинете в офисе на Тверской.

Источники компании сообщали, что в «Роснефти» в этот день уничтожали набранные командой Феоктистова материалы прослушек неугодных, сводки негласного наблюдения, сфабрикованные доносы и прочий, собранный его аппаратом оперативный мусор. Наиболее опасные бумаги, не доверяя шредеру, сжигали на заднем дворе, например, черновики постановления следствия об аресте топ-менеджеров «Транснефти».

Весь день, говорят очевидцы, стены офиса «Роснефти» ходили ходуном от ора Сечина на подчиненных, американские сейсмологи даже заподозрили пробуждение «Желтого камня». По слухам, были и жертвы.

***

Вот так закончилась захватывающая детективная история с созданием Игорем Сечиным «Нефтяного Газпрома». Но знающие Сечина люди не сомневаются – уроков из случившегося он не извлек и в своих амбициях не остановится.

Автор материала: Дмитрий Кирьян

Оценить новость:

Похожие новости:

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!




Самые читаемые
Последние новости